«В смущенье приходит душа…»

Сегодня невозможно представить себе казахскую поэзию ХХ века без лирики Магжана Жумабаева, чье 110-летие мы будем отмечать в следующем году. А ведь еще совсем недавно не только его произведения, само имя поэта было под запретом. Потому мы так мало знаем о Магжане, о его трагической жизни, о том, что его волновало и вдохновляло. Сегодня мы предлагаем вам перелистнуть лишь одну страничку биографии Магжана, которого сравнивают с поэтами русского «серебряного века».

 

В воздухе моей маленькой комнаты витала радость. С портрета, обычно грустный, улыбался Магжан. В мой дом пришла любимая женщина поэта — Гульсум, о которой он писал:

Глаза верблюжонка, волшебные речи, Гульсум!

Нечаянной радостью путь мой отмечен, Гульсум!

Но кто мне ответит, зачем вдруг при встрече с тобой

В смущенье приходит душа и уходит покой?!

Глаза верблюжонка, волшебные речи, Гульсум!

Улыбкою солнце затмила навечно Гульсум!

Сама, словно солнце, что в небе беспечно плывет, —

Откуда ей знать, что, влюбляя в себя, обожжет?!

(Перевод К. Бакбергенова)

Любовь буквально ворвалась в сердце Магжана. Он работал директором педагогических курсов в Петропавловске, здесь же преподавала математику строгая, прелестная Гульсум Камалова. Однажды в учительской, когда ее не было, Магжан экспромтом написал в ее тетради слова, разбередившие ей душу. Магжан покорил ее сердце своим обаянием и ярким талантом.

Об их необыкновенной любви рассказывала двоюродная сестра поэта Жамал Тастемирова-Бердыхожина — она передавала по просьбе Магжана записки его возлюбленной и видела, что сильная и глубокая любовь вдохновляла обоих.

Ранее у молодого поэта уже были посвящения женщине — то была умершая рано любимая жена Зейнеп, внучатая племянница Чокана Валиханова («З-га», «Свою любимую целую я во сне» и другие). Большинство же остальных стихотворений, полных нежности и восхищения, посвящены Гульсум.

Гульсум (Уммугульсум) Камалова (1899—1957 гг.), младшая дочь видного татарского религиозного и общественного деятеля второй половины XIX века Закира ишана Камалова, родилась в городе Чистополе. Но в раннем детстве осталась без отца, и большая роль в ее дальнейшем воспитании принадлежала ее брату Ибрагиму Камалову.

Начальное мусульманское образование Гульсум получила в женском медресе «Амирхания», затем училась в женских гимназиях Чистополя и Казани. В 1911 году поступила на Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге.

Бестужевские курсы — высшее женское учебное заведение, учрежденное в 1878 году кружком прогрессивной интеллигенции во главе с профессором Бекетовым, — имели словесно-исторический и физико-математический факультеты.

В начале Балканской войны (1912 г.) по призыву правительства Турции Гульсум с группой девушек, сестер милосердия, уехала в турецкую армию, откуда присылала в газеты репортажи и даже участвовала в боевых операциях.

Через год девушка вернулась в Казань, вышла замуж за симбирского фабриканта Габдуллу Акчурина, брат которого, Жусуп, был известным политическим деятелем в Турции. После революции имущество Г. Акчурина было национализировано, сам же он умер в 1933 году. При советской власти Г. Камалова, как «классово чуждый элемент», долгое время не могла трудоустроиться. До 1941 года проживала в Ленинграде. Впоследствии переехала в Оренбург, а с конца 40-х годов и до последних дней жила в Казани.

И все-таки самым ярким событием в жизни этой мятежной и прекрасной души была встреча с поэтом, который называл ее «женщиной, сотканной из шелкового ветра и вечно благоухающих цветов».

В стихотворении «Целуй, душа моя» Магжан посвящает ей и такие интимные строки:

Целуй, душа моя, еще целуй,

Сладкий яд по крови разливая.

Отдам богатства, трон паши за поцелуй,

Я все отдам за наслажденья рая…

(Перевод О. Колмаковой)

Мне не осилить суровой науки

Ранних утрат, неизбежной разлуки.

Господи, дай мне забыться, заснуть —

И головою упасть в ее руки.

(Перевод К. Бакбергенова)

Магжан вырос в традиционной казахской среде, где женщина не занимала высокого места, была незаметна и замкнута. Потому, когда он на курсах, где был директором, познакомился с учительницами-татарками, его поразила их образованность, открытость, раскованность в общении. И, конечно же, он невольно сравнивал общественное положение женщин, и эта тема красной нитью проходит через все творчество Магжана Жумабаева.

Вообще, в творческой судьбе Магжана очень многое связано с Татарстаном. Он читал и изучал в оригинале, наряду с творчеством арабских и персидских писателей и поэтов, и творчество татарских авторов, которые тоже очень высоко отзывались о поэзии Жумабаева. Например, Габдулла Тукай. Он проездом был в Троицке и там, на книжном складе, впервые познакомился с поэтической книгой Магжана «Шолпан». Читая ее на казахском языке, Габдулла вспоминал, как восторженно отзывался о молодом поэте маститый татарский писатель Галимджан Ибрагимов.

Магжан же впервые услышал о Тукае от Гульсум. Через нее он также набирался сведений и впечатлений о Турции. И даже написал несколько стихотворений, посвященных борьбе турок за независимость. Творческая интеллигенция Турции, благодарная казахскому поэту, одной из первых за рубежом издала его стихотворения и поэмы. Особенным успехом пользовались патриотические произведения Магжана Жумабаева «Далекому другу», «Туркестан», «Гульсум». Галимджан Ибрагимов способствовал изданию в 1911 году в Казани сборника стихотворений Магжана «Шолпан». Позже эпиграфом к своему роману «Дочь казаха» Г. Ибрагимов приводит строки из стихотворения совсем еще молодого, 16-летнего Магжана — «Луне»: «Ты видишь широкие степи, как шелком покрытые изумрудной травой, высокие горы с водой слаще меда — вот эта Мать меня родила» (подстрочный перевод автора. — Ред.). Зная о таланте Магжана, Галимджан Ибрагимов советовал ему продолжать обучение в Омской учительской семинарии.

А вот события более позднего времени. В Казахском государственном университете заведующим кафедрой работал татарин Хайрулла Махмудов. Великолепный знаток русского языка, замечательный человек, он высоко ценил Магжана. В своей докторской диссертации исследовал творчество опального поэта, за что очень долгое время она не представлялась к защите. По инициативе Х. Махмудова в университете в 1968 году было проведено собрание литературной общественности столицы, участники которого обратились с просьбой к правительству республики об издании произведений Магжана Жумабаева, но надеждам суждено было сбыться только четверть века спустя — в 1988 году.

Утонченную поэзию Магжана любят все тюркские народы, и, как знать, наверное, за этим просматривается легкий образ прекрасной Гульсум.

 

Райхан ЖУМАБАЕВА,

председатель общественного фонда Магжана

г. Алматы


Жумабаева Р. «В смущенье приходит душа…» // Казахстанская правда. – 2002. – 12 сентября