Зулейха, спутница Магжана

Благодаря этой женщине, по памяти цитировавшей стихи Магжана, неутомимо искавшей в газетных подшивках 30-х годов в Ленинграде и Москве публикации мужа, ныне мировая общественность имеет возможность познать богатый внутренний мир поэта, глубину его взглядов на литературный процесс, педагогику, историю, философию.

 

Кто она, где и когда родилась, кто ее родители? Как познакомилась с Магжаном? Что мы знаем о ней, кроме сведений, почерпнутых из примечаний исследователей и воспоминаний родных? Ответить на такие вопросы помогут архивные материалы. Магжановедение в Казахстане переживает период становления, тогда как за рубежом к пропаганде наследия одного из величайших тюркоязычных классиков приступили гораздо раньше.

Автору этих строк удалось найти в фон­дах государственного архива Северо-Казахстанской области отметку о рождении Зулейхи в «Метрической книге записи ак­тов гражданского состояния в мечети № 3 города Петропавловска Акмолинской об­ласти» за 1894 год (СКГА, ф. 824. Оп. 3. Д.6. л. 49 а). Запись, сделанная в феврале 1894 года (арабский алфавит) имамом мечети, содержит и сведения о ее родителях.

Отец Зулейхи - Курманбай, сын Алибая-кажы; мать -Жамиля, дочь Меирмана. Зу-лейха была первенцем в семье Курманбая и первой внучкой известного в крае Алибая-кажы, одним из первых среди зем­ляков свершившего хадж в Мекку.

По восстановленным фрагментам воспо­минаний ближайших родственников Маг­жана, Алибай-кажы приходился дальним родственником матери Магжана, Гульсим, из рода керей среднего жуза. Жумабай и Алибай, безусловно, знали друг друга. Ведь совершившие хадж (это сделал и Жумабай-кажы) составляли своего рода элиту края.

...Зулейхе постарались дать хорошее об­разование. С пяти лет она училась в медре­се при татарской мечети № 3, поскольку в Петропавловске в то время не было казах­ской школы. Эта мечеть располагалась в центре города, в квартале, ныне ограни­ченном улицами Горького, Конституции Ка­захстана и Букетова.

К началу учебы Зулейхи имамом мечети № 3 («шалаказахской») с 1898 года служил Мухамеджан Бегишев, благодаря трудам которого многие казахские юноши и девуш­ки получили светское образование. Соглас­но джадидским правилам, в начале 20 века наряду с канонами религии и Кораном уча­щимся преподавались естественные на­уки. Почти одновременно с Зулейхой в этом медресе учился Магжан Жумабаев, то есть они могли быть знакомы по годам уче­бы в Петропавловске.

Отец Зулейхи скоропостижно скончался в 1899 году, когда девочке было 5 лет. С младшим братом Сабыржаном они оста­лись на попечении матери. Жамиля оказа­лась сильной женщиной, она смогла проти­востоять трудностям, научилась вести де­ла мужа и нашла возможность выучить де­тей. Зулейха росла трудолюбивой и, как го­ворится, на лету схватывала знания.

Магжан опережал по знаниям сверстни­ков и вскоре уехал продолжать обучение в Уфу, затем - в Омск. Судьба вновь сведет Магжана и Зулейху в Петропавловске че­рез несколько лет и уже не разлучит их до ареста Магжана.

Зулейха была немногословной, терпели­вой, решения принимала, хорошо обдумав ситуацию. Впоследствии это помогло ей пе­режить годы репрессий и блокаду Ленин­града; после прорыва кольца блокады в 1943 году она разыскала родственников Магжана и приехала к ним в пос. Тара Тю­менской области, куда они бежали от пре­следований. Она будет жить то в Омске, то в ауле Сулышок (ныне район Магжана Жумабаева) с младшим братом Сабыржаном, наконец переедет в Алма - Ату, где найдет вечный покой в возрасте 96 лет. Ее с почес­тями похоронят на столичном кладбище Кенсай.

Уравновешенность Зулейхи, образован­ность и умение вести себя, преданность по­зволили ей стать избранницей и верной спутницей Магжана. Встретились они вновь в Петропавловске, когда Магжан овдовел, потеряв первую жену Зейнеп и сы­на Граждана, а Зулейха похоронила перво­го супруга, происходившего из купеческой семьи Мухамедьяровых...

Магжан знакомит ее с друзьями, соратни­ками. В начале 20-х годов прошлого столе­тия в Петропавловске активная молодежь из числа казахов и татар создавала общес­твенные кружки и клубы просветительского направления. Так появился «Киртатклуб». В нем молодые поэты читали свои стихи и пьесы. «Киртатклуб» посещали Зулейха Серкебаева (мать Ермека Серкебаева), Жа-мал Бакшылова, Амина Куанышева, Фатима Балтаева и другие девушки и молодые женщины.

Замечу попутно, что, к сожалению, об этих фактах мало известно, в истории так называемого «женского движения» облас­ти встречаются упоминания лишь о женсо-ветах. Между тем в Петропавловске обуче­ние женщин-казашек и продвижение про­грессивных идей было довольно активным. Супруги Сыргабековы, Тлеулины, Дулато-вы оставили заметный след в развитии культуры и образования в Северном Казах­стане, однако репрессии 20-30-х годов за­ставили надолго замолчать очевидцев тех

событий, и ныне восстановить целостную картину данного явления удается не всег­да...

Только после частичной реабилитации Магжана в 1960 г. Зулейха позволит себе пересказывать племянникам поэта его сти­хи и названия трудов, называть имена лю­дей из его ближайшего окружения. Приез­жая погостить в Петропавловск, где про­шли ее детские годы и молодость, в город, который сдружил ее с Магжаном, она про­сила родных запомнить имена сподвижни­ков мужа. Среди них - Мыржакып Дулатов, Кошке Кеменгеров, Жумагали Тлеулин, Ахмет Байтурсынов, Смагул Садвокасов... Она верила, что придет время их реабили­тации.

Сердце свое Зулейха вверила Магжану, сама же стала его ангелом-хранителем. На протяжении семи лет каждые шесть меся­цев она ездила на свидания с мужем в Каре­лию. Наши Мастер и Маргарита - Магжан и Зулейха Жумабаевы... На Соловках она учила наизусть его стихи, чтобы воспроиз­вести их, когда будет можно произносить вслух имя Магжана. Ее гражданское му­жество сравнивают с подвигом жен декаб­ристов, последовавших за мужьями в ссыл­ку в Сибирь.

Преодолевая страх, угрозы, расстоя­ния, за тысячи километров она разыскала и духовно поддерживала любимого чело­века. За верность и мужество ее уважали москвичи и ленинградцы, помнившие Маг­жана.

Город Петропавловск - родина Зулейхи Курманбаевой-Жумабаевой, колыбель ее любви - помнит одну из своих замечатель­ных дочерей. На здании по улице «Казах­станской правды» напротив бывшего кино­театра «Ударник» размещена мемориаль­ная доска в память о том, что здесь жила семья Магжана и Зулейхи. В торжествен­ной обстановке в присутствии родных и близких она установлена в 2003 году, к 110-летию со дня рождения поэта.

Доброта и человечность Зулейхи допол­няют образ Магжана, классика тюркской по­эзии. Их не разлучили наветы, а время их сближает.

ГюльнарМУКАНОВА,

кандидат исторических наук


 

Муканова Г. Зулейха, спутница Магжана // Северный Казахстан. – 2010. – 28 августа. – С.8