ПИСЬМО И. П. ШУХОВУ

В 1965 году журнал предполагал познакомить своих читателей с творческой судьбой выдающегося казахского поэта Магжана Жумабаева.

Именно в связи с этим было написано письмо вдовы поэта Зулейхи Жумабаевой И. П. Шухову. Однако публикация не состоялась. Еще на четверть века тень былой несправедливости и воинствующего невежества скрыла фигуру художника, много сделавшего для культуры своего народа-

В следующем номере журнала «Простор» будет опубликована статья X. X. Махмудова и стихи Магжана Жумабаева, которые были подготовлены в том году, когда писалось письмо Зулейхи. помещенное нами здесь.

 

Многоуважаемый Иван Петрович!

Когда мне сообщили о том, что Вы, как известный казахстанский писатель, проявля­ете определенный интерес к творчеству Магжана Бекеновича Жумабаева и попро­сили X. X. Махмудова подготовить переводы на русский язык некоторых лирических стихотворений для ознакомления Ваших читателей, я не выдержала — заплакала. Плакала, по-видимому, впервые за три деся­тилетия слезами радости. За добрую инициа­тиву Вас поблагодарят советские люди!

Что касается меня, то уверяю, не перестану благодарить Вас до последних дней своих. В гибели Магжана, конечно, повинны чуждые нравы и произвол периода культа личности, которые были прекращены историческими решениями XX—XXII съездов и последую­щих пленумов ЦК партии.

Кроме того, лично я считаю, что немало­важную роль сыграла черная зависть некото­рых его коллег по перу.

Ведь Магжан пользовался исключительной популярностью поэта среди народа. «Судьбы свершился приговор», - кaк любил повторять Магжан слова Лермонтова, любимого поэта. Нам нужно стремиться сделать достоянием народа магжановскую, кристально-чистую и звонкую лирику.

Я, не изменявшая ему ни на миг ни при каких обстоятельствах, приму посильное участие в составлении творческой биографии поэта и в подготовке избранных его произве­дений к печати.

Теперь о переводе. X. X. Махмудов хорошо знает и высоко ценит творчество Магжана; я надеюсь, он и сможет сделать переводы на русский язык на должном уровне. Известно мне давно, переводить Магжана было трудно, он — великий мастер художественного сло­ва — до такой степени национален и свое­образен (ср. стихи Сергея Есенина), что его переводить могут лишь люди, знающие оба языка в совершенстве. Кроме того, поэтиче­ский перевод тоже, очевидно, потребует больших усилий и главное — таланта.

Мой супруг — выдающийся поэт Магжан Жумабаев (1893—1937) являлся автором общеизвестных лирических стихотворений, эпических поэм и переводов произведений классиков русской и мировой литературы. Его произведения, изданные в 1917—1937 гг., весьма популярны не только среди казахов, но и среди других тюркоязычных народов.

Его высокохудожественные, пленительные во всех отношениях лирические стихотворе­ния — о весне, о любви, о дружбе, о красоте природы, о прекрасной человеческой жизни, о богатстве духовного мира, о светлом будущем своего народа, о свободе личности и пр. — многие читатели и почитатели его таланта знают наизусть.

Магжан Жумабаев принадлежит к числу самых образованных казахов; он прошел как Медресе-и-Галия— «Высшую школу» (г. Уфа), так и Омский учительский семина­рий и Московский литературный институт под руководством В. Я. Брюсова, который, кстати, Жумабаева называл «казахским Пушкиным». Как сейчас помню. За столом президиума торжественного выпускного ве­чера— Клара Цеткин, Н. К. Крупская, А. В. Луначарский и другие виднейшие дея­тели. Председательствовал В. Я. Брюсов. Магжан Жумабаев пленил Валерия Яковле­вича «высокой поэтической одаренностью. Это от природы... плюс глубокие знания мате­матики, музыки, изобразительного искусст­ва...»

Все литературные критики и виднейшие писатели как до 1937 г., так и сейчас правильно считали и считают Магжана Жумабаева самым сильным, самым выдаю­щимся поэтом в истории казахской литера­туры послеабаевского периода. Его произве­дения (я уверена в этом) никогда не будут вычеркнуты из истории казахской литерату­ры. Магжан жил и живет фактически как поэт своего народа, его поэзия ни на секунду не прекращала своей кипучей жизни.

Мой муж если даже заблуждался, то его заблуждения были аналогичными заблуждениям Сергея Есенина и Александра Блока, кстати, творчеством последнего он занимался детально, переводил его произведения, посвя­щал ему свои строки и был во многих отношениях его последователем. Но он увле­кался и творчеством Максима Горького, произведения которого ценил выше всего и в своем переводе впервые на казахском языке издал целую книгу (1924 год, Москва), назвав  «Сункар жыры» — «Песнь  сокола».

Что касается его срывов и ошибок буржу­азно-националистического толка, то те же срывы характерны были в то время и для некоторых других представителей казахской литературы, например, Султан-Махмуда Торайгырова, Беимбета Майлина, Мухтара Ауэзова и др. Но ведь издаются их произведе­ния, свободные от этих ошибок!

Готовил М. Б. Жумабаев по заданию и под руководством В. Я. Брюсова три тома казахской, узбекской и туркменской на­родной литературы. Их тоже надо бы издать.

М. Б. Жумабаев читал лекции по казахской литературе и стилистике казахского языка студентам КУТВ (Коммунистический уни­верситет трудящихся Востока). Кстати, среди его студентов были Ильяс Джансугуров, ныне здравствующий профессор, доктор филологических наук, зав. кафедрой казах­ской литературы  КазГУ Б.  К.  Кенжебаев.

М. Б. Жумабаев готовил к печати кон­спекты этих лекций— «История казахской литературы» и «Стилистика казахского лите­ратурного языка» (два тома, которые, есте­ственно, не утратили своей ценности до сих пор).

Когда Магжан Жумабаев был арестован в начале 30-х годов, я обратилась с письмом к М. Горькому (который моего мужа ценил очень высоко!). Он живо откликнулся, и, благодаря его вмешательству, муж был освобожден из тюрьмы. 30 декабря 1937 года без предъявления каких-либо обвинений он вторично был арестован, но на этот раз уже М. Горького не было в живых...

Магжан Жумабаев 8-го июля 1960 года решением военного трибунала Туркестан­ского военного округа был посмертно реаби­литирован.

Учитывая вышеизложенное, убедительно прошу Вашего содействия в разрешении издать избранные произведения моего мужа, что является основной, единственной целью всей моей жизни.

С уважением Зулейха Жумабаева. Алма-Ата,

15 октября 1905 года.


 

Письмо И.П.Шухову: [письмо Зулейхи Жумабаевой] // Простор. – 1989. - №3. – С.153154