Верная спутница жизни

...Осенью предвоенного года в родную Михайловку (Мамлютский район) приехал на охоту мой дядя Мануйлов Павел Иосифович, тогда журналист газеты «Правда». Как всегда, привез для меня несколько книг, одна из которых выделялась не только явно плохим качеством бумаги, но и оформлением, шрифтом. С обложки смотрел залихватского вида паренек с трубкой в руке. «Это Сергей Есенин, великий поэт. Прочитай, пока я охочусь, что понравится -перепиши. Книжку увезу в Москву, это редкое издание». И, чуть помедлив, продолжал: «В наших местах жил поэт Жумабаев, его тоже замалчивают». Когда я спросил, где же он сейчас, дядя как-то неопределенно сказал, что уехал куда-то далеко...

Личная жизнь поэта трагична. Зулейху Магжан «заприметил», когда ей было 15 лет, написал даже послание в стихах. Затем, будучи в Омске, узнал, что красавица тяжело больна. Примчался в Петропавловск. Больная уже семнадцать суток находилась в тифозном беспамятстве, а ее молодой муж, башкир Хасен Мухамедьяров, умер.

Вновь они встретились на свадьбе друга Магжана, учителя Тауфика, и Жамал, подруги Зулейхи, как дружки молодых. На свадебные торжества друга неумолимо накатывалось другое событие: приближался день свадьбы самого Магжана и родственницы Зулейхи, определенной ему в невесты родителями. Отец Магжана, Бекен, уже приехал из родового аула со всеми свадебными атрибутами и скотом для калыма.

Но Магжан и Зулейха были не в силах противиться своим чувствам. И поэт просит ее стать женой. Зулейха неожиданно отказывает.

Магжан не уступает. Он ставит условие: завтра уезжает из города и будет ждать Зупейху в Челябинске две недели. Если не приедет, то он никогда не вернется в родные края.

Позднее, вспоминая о прошлом, она сказала тогда в присутствии друзей и подруг, что не страшно причинить горе родственнице, которую Магжан не любил и не любит, страшно быть оставленной. Не прошло и недели, как Зулейха появилась в Челябинске. Отсюда они едут в Оренбург, город,бывший в те годы столицей Казахской республики, где, кстати, в местном издательстве вышла в свет книга Магжана «Педагогика».

Этот поступок поэта не только расстроил выгодный сточки зрения договаривающихся сторон брак, который с нетерпением ожидали родители и многочисленные родственники невесты (как-никак, лестно было породниться с богатым и влиятельным родом Жумабаевых). Женитьба сына против воли родителей была вызовом традициям и обычаям народа, сложившимся не за один век, неслыханной в степи дерзостью. Это также впоследствии явилось козырной картой для недоброжелателей-завистников.

Собирая и восстанавливая события и факты из жизни Магжана, мы, на мой взгляд, недостаточно уделяем внимание роли Зулейхи в его трудной и сложной судьбе. А ведь ей довелось испить чашу гораздо более горькую, чем в свое время женам декабристов. За семь лет, прожитых Магжаном в карельских лагерях, она четырнадцать раз (а не семь, как в некоторых публикациях) ездила на свидания к нему. Добиралась в глухие места Карелии всегда с огромным риском и леденящими душу приключениями. За эти годы к ней привыкли даже местные жители, ее приветствовали, узнавали, оказывали услуги.

М.Жумабаев был одним из самых образованных казахов своего времени. В лагере он подружился с ленинградским профессором И.И. Фетисовым. Ивана Ивановича потрясла самоотверженность Зулейхи. Он дает наказ своей жене, Валентине Ивановне, поселить жену нового друга в своей квартире, что в значительной мере облегчало ее жизнь. Так Зулейха обосновалась в Ленинграде. Отсюда ездила на прием к М.Горькому, жена которого, Е.Пешкова, приняла самое деятельное участие в хлопотах по досрочному освобождению из лагеря Магжана. Он вышел вскоре на волю, но спустя год вновь был арестован и словно в воду канул: ни привета, ни весточки...

Остается, мне кажется, без достаточного осмысления подвижничество Зулейхи в деле собирания по крупицам литературного наследия мужа. Чего это ей стоило, сегодня трудно представить. Умеющая читать только то, что написано арабским шрифтом, не имея никакого понятия, как пользоваться каталогами, не зная всех тонкостей библиотечного дела, Зулейха в буквальном смысле не выходит из центральной библиотеки столицы республики Страницу за страницей она просматривает газеты и другие издания тех лет, которые печатались в Омске, Оренбурге, Троицке, Уфе, Казани, Петропавловске, Ташкенте, Алма-Ате. Одновременно изучала современную казахскую письменность. Результатом этого поистине титанического труда явились 250 машинописных страниц, три тома произведений поэта.

Альберт МАНУЙЛОВ
Прим.ред. Данная публикация -
из творческого наследия
известного в нашей области
журналиста, кино и телеоператора, краеведа
А.Мануйлова (1925-2005 гг.)


Мануйлов А. Верная спутница жизни // Северный Казахстан. – 2008. – 20 июня. – С.6.