Фонд имени Магжана Жумабаева

В июне 1996 года «Казахстанская правда» сообщила о создании общественного фонда имени Магжана Жумабаева, великого казахского поэта, погибшего в годы сталинских репрессий. «Необходимо издать полное собрание сочинений поэта, перевести стихи и поэмы на русский и другие языки, провести конференции, составить его биографию, открыть музей, собрать воспоминания о Магжане», — определяла тогда программу действий президент фонда, родная племянница поэта Райхан Жумабаева, обращаясь к республиканской общественности за помощью и поддержкой.

 

- Фонд создавался после прошедшего в 1993 году столетия Магжана, - рассказывает корреспонденту «КП» Л. Шашковой Райхан Калижановна. - Тогда были изданы произведения поэта на родном языке и переводы на русский, на его родине в Северном Казахстане, в Сартомаре,- установлен памятник работы скульптора М. Айнекова, режиссером Сламбеком Таукеловым снят фильм по сюжету поэмы «Батыр Баян». Но это было лишь начало, ведь работать с наследием Магжана стало возможным .только в конце восьмидесятых. Ему не повезло даже с реабилитацией; полученную в 1960 году признали гражданской, но не политической, поэтому его произведения продолжали лежать в закрытых фондах еще 28 лет.

Только в эпоху перестройки и пересмотра всех дел политзаключенных наступила полная реабилитация. И хотя имени Магжана не было во всесоюзных списках запрещенных авторов, попытки напечатать его стихи в Казахстане встречали запрет даже в либеральные семидесятые годы. О том, как снимали переводы стихов «контрреволюционера-антисоветчика» из журнала «Простор» по доносам в ЦК, рассказывал в одном из интервью Ростислав Петров. Так что по-настоящему Магжан был освобожден и пришел к своему народу уже в независимом Казахстане. И потому хочется сказать огромное спасибо всем, кому дороги его имя, его поэзия, кто посвящает себя великому делу возвращения творческого наследия поэта.

- Летом прошлого года у нас широко было отмечено 110-летие Магжана Жумабаева. По сути дела, можно говорить о десятилетии работы с его наследием. Какой наиболее важный итог вы здесь видите?

-Творчество Магжана Жумабаева стало неотъемлемой частью духовной жизни страны - это самое главное. Изданы трехтомник его произведений, творческая биография, исследовательские монографии, в настоящее время Институтом литературы и искусства им. М. О. Ауэзова НАН РК готовится к изданию полное собрание сочинений. Однако, на мой взгляд, что касается исследования его творчества, то, хотя к нему обращаются и известные ученые, и молодые аспиранты, наиболее значимой остается статья Жусупбека Аймаутова, написанная в 1923 году к тридцатилетию поэта, и та оценка, которая дана ему в 1927 году Мухтаром Ауэзовым. предрекшим, что устремленное в будущее поэтическое слово Магжана останется в памяти грядущих поколений.

Современники были глубже в понимании природы его творчества и его места не только в казахской, но и в мировой литературе. Но и здесь, мне кажется, время вносит свои коррективы. Аймаутов, называя Магжана последним романтиком уходящей эпохи, заключает, что он не из числа поэтов-пророков, ведущих за собой людей. Однако народ независимого Казахстана видит в нем именно пророка, предвещавшего свободу своей любимой родине.

- «Пророк» - так называется объемный том избранных стихов и поэм Магжана Жумабаева в переводе на русский язык, выпущенный в 2002 году издательством «Жибек Жолы» по программе МКИОС РК. К сожалению, кроме самих издателей, обозначивших в своих статьях в книге значение предпринятого издания, настоящей своей оценки в нашем литературоведении и прессе оно еще не получило. Между тем это первая попытка в новейшей истории казахской литературы так многосторонне и тщательно, с привлечением больших творческих сил казахстанских и российских переводчиков, сделать доступным русскоязычному читателю наследие величайшего поэта. Книга снабжена и значительным справочным аппаратом. Райхан Калижановна, а фонд имеет к ней какое-то отношение?

- Активное участие в издании принял один из учредителей фонда имени Магжана Жумабаева, один из потомков Жумабая-кажы, Мекеш Утин, вице-президент компании «Алматы-курылыс». И здесь, конечно, в первую очередь нужно говорить о тех, благодаря кому это стало возможно: об инициаторе издания поэте Какимбеке Салыкове; об организовывавшем его финансирование президенте акционерного общества «Сайран» Есенгельды Мукыжанове, которому помогли ряд организаций Алматы, Астаны, Пет-ропавловска и Северо-Казахстанской области; и, конечно, о директоре издательства «Жибек Жолы» - известном казахстанском поэте Бахытжане Канапьянове, который переводит Магжана, написал яркую вступительную статью о нем, явился составителем тома, а вместе с Кайратом Бакбергеновым и его редактором. Благодаря правительствен-ной программе по обеспечению библиотек страны необходимыми книгами, она нашла достойное место в библиотеках городов и аулов. Общественный фонд Магжана Жумабаева особенно благодарен издателям за передачу ему 900 экземпляров книги «Пророк». Это значительная поддержка деятельности фонда.

- Райхан Калижановна, республиканский журнал «Нива» опубликовал повесть-расследование известного казахстанского поэта и журналиста Владимира Шестерикова «Летящее пламя» о трагической судьбе Магжана, написанную с тщательным анализом доступных сведений о его жизни. Предполагается ли ее издание отдельной книгой?

- На празднованиях 110-летия Магжана в Сартомаре повестью заинтересовался Бахытжан Канапьянов, планирующий издать в Москве книгу «Летящее пламя пророка». Первая публикация В. Шестерикова о Магжане называлась «Свеча в ураганной степи», и нельзя не благодарить Владимира Георгиевича за многолетнюю исследовательскую работу и любовь к Магжану. Свеча и пламя - это символы, характеризующие неукротимую душу поэта. Североказахстанцы, его земляки, многое делают для того, чтобы Сартомар стал настоящей литературной Меккой, чтобы в нем жила бессмертная душа Магжана. Наш фонд, в свою очередь, помогает в формировании экспозиции музея, стараясь восстановить в подробностях его биографию, собирая воспоминания о Магжане и архивные сведения.

- Впервые я прочла в документах вашего фонда, что довольно продол-жительное время Магжан находился среди красноармейцев 5-й армии Тухачевского, наступавшей на Омск и освободившей поэта из колчаковских подвалов.

-Этот период его жизни мало освещен исследователями. По просьбе командования Магжан читал красноармейцам лекции и стихи, помогал выпускать плакаты и листовки. Другая интересная деталь: по инициативе Михаила Тухачевского при штабе Красной Армии в Уфе были организованы курсы по подготовке командного состава среднего и низшего звена.

Выпускник Омской учительской семинарии Магжан Жумабаев после неоднократных бесед с руководителями курсов приходит к выводу, что по такому методу можно было бы готовить учителей для казахских школ. Омским деятелям народного образования его предложение понравилось, он становится директором таких курсов. Это был новый, не-бывалый шаг в народной педагогике.

- Наверное, нелегко формировать экспозицию музея поэта, который так много переезжал и, по сути, к своим сорока пяти годам так и остался без собственного дома, а документы и рукописи поэта рассеяны по архивам НКВД.

- Музейной экспозиции действительно предстоит пополняться. Наш фонд предложил дополнить ее историей жизни большого рода Жумабая-кажы, над восстановлением которой мы работаем. У моего дедушки Бекена и бабушки Гульсум было семь сыновей и две дочери. Репрессии тяжелым катком прошлись по их судьбам. Старшие из сыновей - Абумуслим и Кахарман - были арестованы в 1937 году и пропали без вести. Об убийстве Магжана тоже имеется несколько версий. По два раза отсидели в тюрьме Салимжан и Мухамеджан, о судьбе которого недавно рассказала «Казправда» в статье «Японский шпион из Булаева». Все это родные братья Магжана. И родные его сестры - Куляндам и Гульбарам умерли в тоске. Только мой отец Калижан и самый младший - Сабыржан спаслись с помощью киргизских писателей, обучавшихся у Магжана в Казахско-Киргизском институте просвещения в Ташкенте. Дядя Сабыржан так и умер, записанный в документах киргизом. А я только в двадцать лет узнала своего родного отца и лишь в 1993 году смогла вернуть себе отцовскую фамилию. Мы до сих пор не нашли детей дяди Сабыржана, которым он, спасая их от преследования, дал имена русских князей: Игорь, Олег, Михаил, Владимир, Юрий. Может быть, эта публикация в уважаемой нами «Казахстанской правде» поможет в поиске.


 

Имени Магжана //Северный Казахстан. – 2004. – 12 ноября. – с.8.